Мама Гремлина, Горыныча и Василисы (mama_gremlina) wrote,
Мама Гремлина, Горыныча и Василисы
mama_gremlina

Categories:

Белогорский монастырь

Монастырь, вырубленный в меловой горе. И если кто-то думает, что вырубать пещеры в мелу так же просто, как разломить кусочек школьного мела, тот ошибается. Меловая гора, хоть и мягче классического желтого известняка, но все-таки родственница ему. К примеру, мои купившиеся на беленькую кажущуюся мягкость материала старшие мальчики на обратном пути, во время стоянки в этих краях, взяв саперную лопату из багажника, сумели за полтора часа ударной работы углубиться в пространство горы сантиметров на 15, и это у них была не пещера в рост человека, а намек на нору, в которую, если бы она была подлиннее, человек смог бы заползти только при наличии определенных физических навыков и отсутствии лишних жировых отложений... А создатели монастыря смогли вырубить систему пещер, в которых можно стоять в полный рост даже высокому человеку, и анфилады которых тянутся на несколько километров.

20180726_100429

Полностью монастырь называется Воскресенский Белогорский Мужской Епархиальный Монастырь. У входа на территорию на белых каменных стенах висят плакаты с краткой историей монастыря и описанием основных пещер, открытых для посещения. Внутри фотографировать нельзя, поэтому я покажу здесь плакат с официальными фотографиями пещер:

20180726_095515

Начало - 1796 год. Пещеры начала копать Мария Константиновна Шерстюкова. В молодости была известна дурным характером, поведением и распутством, пьянствовала, не заботилась о своих детях, даже пыталась заниматься колдовством, чтобы обеспечить себе пропитание и выпивку. Однако, в возрасте 56 лет, уже вдовой, она разворачивает свою жизнь на 180 градусов, приносит покаяние в Киево-Печерской лавре, а вернувшись, уходит в отшельницы, поселяется чуть ближе к Белогорью, на берегу Дона, и... начинает создание пещер. Ей снится сон, что она копает не там, и она спускается ниже, вот в это самое место. Во сне ей было сказано, что тут в древности скрывались от гонений христиане, и это действительно могло быть так, и даже есть предположение, что часть пещер уже существовали, а подвижница Мария расширила и дополнила систему. 20 лет она копала, терпя не только пост и физическую усталость, но и презрение местных жителей, которые помнили, какой она была, и не верили, что она изменилась. Но в 1819 работы были уже завершены настолько, что результатом заинтересовался лично Александр, рассмотрел дело Марии Шерстюковой и... выделил ей помощь, а также отдал распоряжение освятить внутренний пещерный храм в честь Александра Невского. После этого стали и местные жители приходить и помогать подвижнице. Особенно много потрудились Иван Тищенко и Андрей Васильченко (монах Антоний). Сама основательница системы пещер после этих событий прожила всего три года, умерла и была похоронена здесь же, на горе.

В 1882 году пещер было столько, что Священным Синодом тут был открыт монастырь. А в 1922 году монастырь, разумеется, был закрыт. В 1931 году - пещерный храм был взорван, заряды заложены в нескольких местах, и система пещер полностью погибла. Однако в 2004 году она оказалась восстановленной. Работы по расчищению завалов оказались ненамного легче, чем по копанию пещер в девственном камне, но людей сейчас больше, а технологии лучше. Расчистка заняла несоизмеримо меньше времени, чем создание с нуля. В 2013 году вновь открыт монастырь. И давайте посмотрим, что они успели сделать всего за пять лет:

20180726_095554

Плакаты с изображениями главных героев и создателей системы пещер:

20180726_095606

Аккуратно подстриженные газоны и понятная система указателей для туристов (самих монахов на территории почти нет, им не до нас, они прячутся и делают свои дела, а мы и ещё несколько редких путешественников гуляем самостоятельно):

20180726_095742

Новый деревянный храм Спиридона Тримифунтского, в день которого родился мой Игорь:

20180726_095803

Несколько жилых домиков. Современные монахи не живут постоянно в кельях меловой горы, только служат в них каждый день, и иногда проводят там время в целях уединения. Мы видели внутри жилые пещеры с устроенным подобием мебели: доски на каменном возвышении, ящик вместо "прикроватного" стола, на котором лежит книга, углубление в стене для свечей и икон.

20180726_095807

По дороге от Храма Спиридона Тримифунтского ко входу в гору - раскопки захоронений Марии Шерстюковой и Ивана Тищенко. Здесь находились их усыпальницы, разрушенные и оскверненные в 1922 году. Останков там нет, но найдены фундаменты усыпальниц, и их будут восстанавливать.

20180726_095854

На палящем солнце уже почти южных земель, на горячей земле, перемешанной с мелом и песком, монахи выращивают цветы. И они у них даже растут и цветут.

20180726_095938

А мы по деревянной лестнице начинаем долгий спуск с вершины горы примерно на треть её высоты, чтобы попасть к вратам в пещерный храм и систему келий:

20180726_100046

На склоне растениями выложено слово "Белогорье":

20180726_100114

И тут внезапно под ногами открывается Дон. Очень далеко под ногами:

20180726_100206

Извините, что я без предупреждения. Но когда я там шла, мне он тоже под ноги бросился без предупреждения, даже голова закружилась. Так что для более полного погружения пусть будет так. А теперь предупреждаю: дальше таких фото будет ещё много. Вот, например, попытка поймать горизонт для оценки высоты, на которой мы фотографируем:

20180726_100215

А вот - другая попытка показать высоту. Теперь путем захвата уровня земли под нашими ногами:

20180726_100231

Ладно, хватит пока высоты, идем дальше. Правое крыло пещерной системы сейчас в процессе продолжения реставрации.

20180726_100239

Мы видели монаха, с бородой, но "в штатском": в черных штанах, похожих на спортивные, и черной же футболке он перевозил в тачке меловые камни отсюда туда, а оттуда сюда - доски и кирпичи. А ещё в углублении стены видели меловые иконы:

20180726_100249

Таких очень много внутри пещер. А вот теперь ещё Дон:

20180726_100307

И ещё:

20180726_100320

Мы добрались. Этот кирпичный фасад украшает белый пещерный храм. На заглавном фото - одно из окон фасада. На кирпичиках написаны имена, это именные кирпичи. Во время строительства туристы-паломники могли написать на каждом кирпиче свое имя. Получается, что фасад создан из имен жертвователей на восстановление. Мальчики мои для масштаба в правом нижнем углу:

20180726_100350

Но железная дверь в глубине закрыта, а перед ней лужа, вода в которую капает с потолка, просачиваясь сквозь слои почвы и мела после недавних дождей... На двери телефон. Мы звоним по нему за все три семьи и договариваемся об экскурсии. Экскурсия, кстати, бесплатная. И монах-экскурсовод бесплатно же выдает каждому большую свечу, которой надо освещать путь. В конце можно сделать пожертвование, а можно не делать, если совести нет. Размер не оговаривается. Экскурсовод в конце на вопрос отца одной из семей "сколько лучше" ответил, что это вообще необязательно.

20180726_100411

Но экскурсовода мы ждали долго. У монахов 5 лет назад открытого монастыря много дел, и мы не обижаемся. Вот вам ещё Дон пока:

20180726_100507

И Васенька, стоящая у перил бесстрашно:

20180726_100554

И Игорь:

20180726_100610

Наконец наш экскурсовод, совсем молодой и веселый, пришел к нам, открыл дверь, запустил нас в пещерный храм и дал время осмотреться. Я успела сделать только одно фото, до того, как он сказал мне, что этого нельзя: внутри темно, а от вспышки могут быть проблемы. Поэтому дальше фото не будет.

20180726_102822

Дальше будут впечатления. Нас собрали маленькой толпой из десяти человек. Выдали каждому по большой свече. Рассказали об истории пещер и монастыря. В том числе о том, что византийская архитектура части помещений свидетельствует о том, что ещё до Марии Шерстюковой здесь что-то было. А дальше... мы зажгли свечи и пошли в километровый крестный ход по пещерным храмам. Вниз и вверх, по вырубленным в меловом камне лестницам, проходя мимо целых живописных полотен, вырезанных в стенах, заглядывая в кельи, исторические, в которых жили упомянутые выше люди, и современные, в которых монахи иногда живут сейчас. Там всего 10 градусов тепла, но как же там хорошо! Спокойно, не страшно, уютно. Непередаваемо прекрасно.

Единственное, чего мне жаль, так это того, что Макса с нами не было. Он ушел переодевать Василису незадолго до начала экскурсии и... не успел вернуться до того, как мы ушли вглубь. Я бы могла переодеть её вместо него, мне кажется, ему поход внутрь горы тоже был бы очень нужен, но он не сказал мне, куда уходит, я подумала, просто на солнышко, пока люди осматриваются в Храме, чтобы Василиса не очень замерзла. А когда все собрались, и перед погружением в сверкающую белым темноту подземелий я позвонила, чтобы спросить, где они, оказалось, что они только отошли от машины. Которая стоит на парковке у входа на территорию. В общем, численность нашей группы сократилась до восьми, ждать их никто не стал. Зато теперь у меня есть две свечи из Белогорского монастыря. Те, которые были выданы Максу и Василисе. Они после моего звонка поняли, что не успевают дойти, и не стали возвращаться, остались в машине. Вместе со свечами. Наши с Данилой и Игорем свечи перед выходом мы оставили на подсвечниках главного пещерного храма.

Последнее фото - ещё один вид Храма Спиридона Тримифунтского. По дороге назад, в машину, мы туда зашли тоже:

20180726_110609

А потом, воссоединившись с мужем, отцом, дочерью и сестрой, отправляемся дальше. На юг.
Tags: Белогорье, Путешествие18, история, храмы
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments