Мама Гремлина, Горыныча и Василисы (mama_gremlina) wrote,
Мама Гремлина, Горыныча и Василисы
mama_gremlina

Category:

Книги марта

Много получилось, удивительно просто. Не ожидала, потому что было очень много дел, и как между ними удалось вписаться такому количеству книжек - загадка.
Хотя какая уж там загадка, все просто: начался Великий Пост, и я отключила себе большую часть интернета. Вот, оказывается, как много времени это экономит...

1. Фэнни Флэг. Жареные зеленые помидоры
Пишет она, конечно, здорово, не отнять. И описывает здорово. Сюжеты яркие, люди живые. Но вкус этого блюда мне показался странным. Если сравнивать книги с едой, как я раньше любила делать, то вот жареные помидоры - самое то будет как раз. Вроде помидоры - вкусная штука, вроде полезная даже, вроде готовить их легко, особенно если профессиональный повар берется. А потом шкурка прилипает к небу или к задней стенке зуба, и ходишь как дурак, если зубной щетки нет рядом, пытаешься избавиться. И соли слишком много, а без соли, наоборот, пресно получается.
Сюжетов два, параллельных. Первый, и, как мне показалось, основной - тетенька в кризисе среднего возраста, у которой вроде бы все есть, а вроде бы всего уже и не хочется. Она знакомится с бабушкой в пансионате для престарелых, которая, наоборот, ни с того ни с сего без всякого повода перманентно жизнерадостная. И эта бабушка учит тетеньку любить жизнь и жить её. Не напрямик, а через рассказы о двух подругах (хм, написала слово из аннотации и решила назвать вещи своими именами: любовницах, это вообще не очень сильно влияет на сюжет, хотя немножко влияет, так что понятно, зачем оно там надо, но в целом книга совсем не ЛГБТ), открывших кафе и кормящих всю округу разными вкусными штуками. И вот это - второй параллельный сюжет. Почему вдвоем. Как начиналась их история. Чем известно это кафе. Рассказы жизнерадостной бабушки связаны в единый сюжет, но в принципе их можно читать как отдельные истории. И ещё там о расовой сегрегации. И о насилии в семье. В общем, сразу куча социальных проблем затрагивается и обыгрывается.
Книга будет полезна как лекарство тем, у кого кризис среднего возраста заключается в "как все серо и уныло, зачем оно все нужно". Тем, у которых, как у меня - "как все ярко и замечательно, но я отчаянно не хочу, чтобы это кончалось" - не поможет, а усугубит. Поэтому сразу после Флэг я бросилась обратно к Прилепину.

2. Захар Прилепин. Восьмерка
3. Захар Прилепин. Семь жизней
4. Захар Прилепин. Патологии
5. Захар Прилепин. Грех
6. Захар Прилепин. Черная обезьяна

Вторая, третья и пятая - сборники рассказов. Рассказы у Прилепина невозможные. Есть длинные, есть короткие, все ужасно пронзительные. В них грубые мужики, омоновцы, охранники, солдаты в горячих точках - воюют с врагами и государствами, бьют друг другу морды, и пьют водку наотмашь, а потом идут к любимым женам и... как он пишет об отцовстве! Как - о любви! Именно о любви, не о сексе. И о детях - с такой любовью. И о родителях. И при этом ни одного повторяющегося сюжета, то есть не с дискеты, а из вселенского эфира считаны эти тексты, но в них, возможно, встроены личные воспоминания, чувства, я не знаю. Про сюжеты рассказов я писать не буду. Их очень много, и есть ещё, я не все сборники прочитала.
Четвертая книга... Я читала её заплывами. Невозможно читать постоянным взглядом. Она оглушает с первых страниц, когда автобус падает с моста и отец, бывший солдат, спасает своего не своего сына. И вот этот процесс спасения... Его невозможно прочесть от начала и до конца. Он, не побоюсь этого слова, обжигает, как стакан кипятка с экрана телефона. Откладываешь телефон и приводишь в порядок дыхание. И берешь снова, потому что надолго отложить тоже нельзя. А потом, когда мальчика принимают в руки врачи, без промедления и объявления войны мы оказываемся на войне, в воспоминаниях. А потом - в детстве главного героя, и ещё пару стаканов тебе в лицо на. И так на протяжении всей книги. Как он так пишет?
А потом шестая книга. На ней я решила остановиться, потому что надо подумать. Её я не поняла с первого захода. Возможно, надо будет перечитать внимательнее, возможно, глаз "замылился", устала от летящего в лицо кипятка и научилась уворачиваться. Но в ней про появление нового поколения людей - детей - лишенных жалости и умения сочувствовать, которых разные люди пытаются использовать в своих целях. И непонятно в книге, то ли из любых детей можно сделать таких монстров, то ли это все вообще в воображении медленно сходящего с ума героя...
Тексты - восторг любого филолога, мне, математику, они даже избыточно хороши, я задыхаюсь от качества фонетики и красоты сочетания букв, превосходящих все, что я раньше видела. Сюжеты - несмотря на грязь и пошлость, в которую скатился бы при их описании любой другой автор, дышат светом и чистотой. И вот они хорошо выполняют роль лекарства для меня, в отличие от Флэг, убеждающей читателя в том, что жизнь - штука хорошая. Прилепин тоже об этом говорит, но как-то совершенно иначе и абсолютно другим цветом. Тот цвет мне больше подходит.

7. У войны не женское лицо. Светлана Алексиевич.
Ой, ерунда. Такая аннотация, такая аннотация! Мол, событие в мире литературы, премии, овации, первый человек, заговоривший об ужасах войны на фоне абсолютного засилья патриотического вранья. А другие стоят напротив и кричат, что мол мерзкая ужасная книга, да как она могла опорочить память наших дедов и бабушек!
А я прочла и сижу такая в недоумении, что это было. Ужасы войны? Тридцать тысяч раз описанные в любой книге про войну. Опорочила память? Так каждая первая её собеседница помимо ужасов рассказывает о своих чувствах, о любви к земле, о ненависти к врагам. Литература? Последовательная подборка записанных на диктофон рассказов женщин, воевавших против фашистов. Нет, это очень любопытно было бы прочитать... у иного автора, при иной подводке. Женщины, которым она дала слово - удивительные. Читать, наверное, надо, ради них.
Но Алексиевич... Я только одну вещь расскажу из этой книги, и все станет понятно. В первой трети был рассказ женщины о любви на фронте к женатому человеку. От которого она после войны родила дочь. И просила она беспринципную журналистку не указывать её фамилии - ради дочери, которая знает про историю своего рождения иное. И Алексиевич указала имя, первую букву фамилии и через черту - последние три. ОЧЕНЬ характерные. Плюс ещё через запятую военную профессию добавила. Отлично замаскировала! Но это ещё не все. В последней трети, читая подборку рассказов на другую тему, я замечаю в конце одного из абзацев... знакомое имя, фамилию, начинающуюся с той самой буквы и те самые три характерные эту фамилию заканчивают. И профессия та же самая. Ай, молодца журналистка. Уважила бабушку, выполнила просьбу.
Не буду другие книги её читать. Ну разве что совсем оголодаю, прочтя все остальное.

8. Саша Филипенко. Бывший сын.
9. Саша Филипенко. Замыслы.

Язык с Прилепинским не сравнить, но если бы я до этого не читала Прилепина, мне бы понравилось. Слова в предложения связывает здорово, читать можно, не цепляясь глазами за корявости. Чисто, красиво. Сюжеты яркие, люди живые. Но... В отличие от того же Прилепина, дающего героям говорить за себя, у Филипенко явно есть мнение, и он его транслирует. Герои, не согласные с его мнением, выглядят в книгах так себе, а герои, в чьи уста он вкладывает свое - прямо красавцы. Вот это царапает.
Восьмая книга - о мальчике, попавшем в кому и пролежавшем там много лет, пока за него боролась бабушка, а мама вышла замуж за его врача и родила ему нового сына. Но бывший сын - это не только он, это больше аллегория. Чего аллегория - читайте сами. Но там про Беларусь и её отношения с Россией.
Вторая книга чуть хуже, но тоже не из тех, что хочется бросить на полку, дочитала быстро и с интересом. Там про одну из Прибалтийских республик, и тоже отношения с Россией. Ну, то есть, на самом деле про человека, от чьего имени кто-то начинает вести блог, в котором описывает такие вещи, которые никому вроде бы не должны были быть известны. Начиная с самого детства. И мы следим одновременно за событиями, разворачивающимися в реальном времени и за событиями, описываемыми в этом блоге.
Читать стоит. Хороший автор, рада, что нашла. С мнениями о политике можно не соглашаться, мало ли у кого какое мнение. А тексты неплохие.

10. Майя Кучерская. Современный патерик.
11. Майя Кучерская. Тетя Мотя

Я счастлива, что начала знакомство с автором с десятой книги. Книга, которую многие ругают за издевательство над христианством (это именно из неё та нашумевшая история про ежика, утопившего белочку). Но ребята, кто ругает, вы прочтите её целиком! Там же Любовь сияет из всех щелей между строчками! Любовь к людям, к Богу - и к Церкви. Не заметить этого невозможно. Читать стоит непременно! Обязательно!
А вот про тетю Мотю... Сюжет простой: унылая тетя, разлюбившая мужа, который тоже почти разлюбил её, изменяет ему с романтичным пожилым начальником. Ну и вся книга о переживаниях. Я так ждала, что в конце они все всё поймут, и станет хорошо, тем более, что каждый идет по этому пути, каждый размышляет, что-то делает, внутренне преобразуется, пробует разные стратегии, то есть реально прямо хочет стать лучше и сделать "чтоб всем было хорошо", но... в конце все уходит в никуда. Они все остаются каждый сам с собой. Не вместе. Не любовь.
Книга на удивление не уводит в депрессию (просто потому что эти терзания очень сложно на себя примерить), но и жить тоже не помогает. Ну, прочла, ну и что? Ну, жалко эту Марину, Колю и Мишу. Очень жалко. Но зачем мне их жалко, для чего? Что я должна была тут понять, чего ещё не знаю?
Книга - овсяная каша без сахара и молока. С подсолнечным протеином для белка. Я такую сейчас по утрам ем. Ну, калории, ну нутриенты. Но ни радости ни особой пользы там нет.
Tags: книги месяца
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments