Мама Гремлина, Горыныча и Василисы (mama_gremlina) wrote,
Мама Гремлина, Горыныча и Василисы
mama_gremlina

Вторая неделя, полет нормальный

Шорох сотен подошв, асфальт
Отражается в сером небе,
Где вороны танцуют вальс,
На минуту оставив мысль
О насущном своем хлебе.
Воздух тонок, как нежный тюль
И по-питерски непрозрачен...
Где ты, ласковый мой июль?
Тут у нас без тебя февраль
Заблудился и горько плачет.


М.И. Гарина, февраль 2015


В тон заголовочному тексту сначала о тоскливом. Как же я могла за декрет забыть о таком сильном впечатлении, как коробейники в электричках? Они, унылые бездельники с микрофонами, в первый мой замечательный четверг отчего-то притаились и не высовывались, я уж было и обрадовалась. А в пятницу как выпрыгнут, как выскочат... Ооо, как же я их терпеть не могу. И ведь ну никто же нихрена не покупает, зачем, зачем? Нет, это слишком печально, оставим тему.
Вот лучше про людей теперь (коробейники не люди, это роботы ленивые). Люди в электричках интересные. Одна дама читает новую книгу Рубиной (я тоже хочу теперь такую), приблизив её к самому лицу и сосредоточенно наморщив лоб. Видно, что она там вся, вся полностью, и уж её-то никакие коробейники... Так, стоп. Проехали коробейников, сказала же.
А вот ещё женщина. Читает газету из разряда желтоватых, внимательно, но с таким явным и сильным выражением брезгливости и отвращения на лице, что хочется её спасти, отобрать каку и пересадить к той, с Рубиной, чтобы через плечо читала.
Или вот цыганки. Едят семечки, жирненькие такие семечки, лоснящиеся, домашние, на всю электричку хруст и запах. И цыганки такие домашние, толстенькие, не вполне опрятные, но красивые лицом, как все цыганки. Где их делают, с такими эльфийскими ушами, высеченными скулами? У меня от прабабки такие же скулы и одно острое ухо, зато второе... Второе вместе с носом, щеками и прочей рязанской требухой от прадеда, позарившегося в молодости на цыганку из табора и оставшегося потом с грудным младенцем на руках - моим дедом Юрой, вот уж был цыган цыганом, а папе от него уже почти ничего не осталось, а мне так и вообще только скулы и одно ухо.
А вот девочка лет 19-ти. Села рядом со мной в пустое купе, у меня на коленях ноутбук, а на экране скучные буквы и формулы. Решила развеять мою тоску и несколько прекрасных минут рассказывала маме по телефону о своих институтских и интимных новостях. Потом сама устала и, соврав, что телефон разряжается, свернула разговор и стала смотреть контакт. Вообще, достаточно много людей разговаривает по телефону о личном. Это они остальным пасажирам отказывают в наличии слуха? Считают пассивным фоном своей жизни? Или развлекают так? Я в электричке по телефону не могу, стесняюсь. И отвлекать стесняюсь, и того, что слышат мой разговор... Со звонящими в транспорте меня роднит только одно: при входе коробейников на их лицах неподдельное страдание, потому что... Стоп опять. Коробейники - закрытая тема.

В общем, все уже поняли, что за четыре первых поездки в электричке я, одичавшая в своем провинциальном Павловске, накопила много впечатлений, которыми и спешу поделиться с вами.

И, кстати, там, в электричках я дописала-таки свою статью про способы автоформирования функций принадлежности с помощью экспертной группы и по тестовой выборке. Несмотря на коробейников (сотрите у меня из головы это слово). Ту самую, к которой ментальную карту рисовала месяц назад и писала об этом тут.
Вот сейчас отправлю этот текст и пошлю статью научному на рецензию. Потом причешу, опубликую где-нибудь и буду думать про подачу заявки на звание доцента (по должности-то я доцент, а по званию ещё нет). А то пока я в декрете сидела, сроки свежести моих ВАКовских статей истекли, и мне теперь их для оформления заявки не хватает.
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments