?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Про кота

Бедный мой, хороший кот, ласковый, пушистый, добрый и мудрый кот... Мы искали тебя два с половиной дня, а на третий распечатали и развесили объявления с просьбой сообщить любую информацию о тебе - и в тот же вечер нашли. Там, где я тебя нашла, тебя не было ещё сутки назад, я проезжала там на велосипеде и внимательно смотрела, зная, что ты часто возвращался из-под этого забора. Звала тебя, и наверное, ты услышал, и из последних сил пополз на голос, потому что нашла я тебя полувыползшим из-под забора склада по соседству, не нашедшим сил на последние несколько метров до дома. Муж, который взял на себя твои похороны, говорит, что судя по всему, ты лежал там давно, но я-то знаю, что не могла тебя просмотреть, значит, ты был жив ещё вчера, а мы тебя не нашли. Мы виноваты. Мы могли и в среду, и в четверг зайти на территорию склада, зная, как ты любишь там гулять. Мы могли пройти мимо того несчастного забора ещё раз, и, может быть, застали бы тебя, успели бы хотя бы последний раз погладить, дать умереть в окружении любящих людей...

Что с тобой случилось, добрый мой кот? Тебя сбила машина и ты в шоке убежал в свои складские владения? Тебя пнули работники склада? Ты съел отраву? Сколько опасностей подстерегает маленького пушистого зверя даже в нашем мирном частном секторе... И не выпустить зверя на улицу - невозможно. Двери открыты, окна открыты, в деревянном доме, особенно летом, по-другому не выходит. Отговорки? Может быть, отговорки. Но гуляют на улице все коты и кошки в округе, и ты гулял. Гулял восемь с половиной лет, а больше никогда не запрыгнешь на подоконник и не постучишься лапами в стекло с той стороны... Теперь стекло и подоконник можно не мыть раз в три дня от твоих грязных лапок, но это ни капли не радует.

Восемь с половиной лет ты спал на кухонном диване, пил из-под крана и из ведра, в котором отстаивалась вода для цветов, любил сначала одного, а потом и другого моего ребенка, все им позволял, был мягкой шерстяной игрушкой, подушкой, был свирепым крысоловом и грозой мышей, был добрым другом...

Ты приходил и ложился мне на ноги, когда я читала правила и последование. Ты запрыгивал на свободную табуретку, когда мы садились обедать, не попрошайничать, нет, твоя еда в твоей огромной миске всегда была у тебя в открытом доступе, ты садился на табуретку, чтобы поучаствовать в общении нашей уже такой большой - и немного меньшей без тебя - семьи. Ты приходил ранними утрами в спальню и деликатно тихонечко мяукал, не желая будить Игоря, напоминая, что тебе пора на прогулку. Ты вечером убаюкивал Даньку, лежа у него в ногах, а потом спускался вниз, топая по лесенке как маленький слоник. Даньке мы, кстати, пока не сказали. Данька радуется жизни на Карельском перешейке в компании бабушки и деда, и, несмотря на то, что я бы на его месте хотела бы знать, мы решили не говорить пока. Не знаю, правильное ли это решение. А он спрашивал бабушку про тебя - и она перевела тему, отвлекла его - и он отвлекся. Прости нас, кот.

Мы убрали твою миску. Сейчас я пойду уберу твой личный диванчик из Данькиной комнаты. И не знаю, поднимется ли рука отмыть последние отпечатки лапок с подоконника. Мы распечатаем твою фотографию, вот эту, и повесим на кухне, над тем местом, где ты провел больше всего времени, вырабатывая уют и комфорт, чувство правильности всего происходнящего и гармонии...

Помню, как ты первый раз ушел гулять на три дня, вернулся с прокушенной ногой и зубом чужого кота в ране. Макс сразу взял тебя, положил в сумку и отвез в ветеринарную клинику, где тебе вылечили ногу, проверили остальной организм и... хирургическим образом отучили так надолго уходить из дома.
Помню, как ты пропал второй раз, через несколько лет, суровой зимой, и как мы с мужем бегали по району и кричали тебя в надежде, что замерзая где-нибудь на обочине, ты сможешь подать голос. И ты подал, и мы услышали - ты спустился погреться в подвал одного из домов, и хозяева нечаянно тебя закрыли.

А как ты любил молоко, которое тебе было нельзя! Ты узнавал его в любом виде, в бутылке, в закрытом пакете, в чашке, стоило достать молоко из холодильника, и кот был тут как тут, вертелся около ног, преданно заглядывал в глаза...

А как ты радовался, когда мы возвращались из далеких поездок! Конечно, к тебе приходила мама Макса, и мои родители, кормили тебя, впускали и выпускали, но тебе нужны были мы. Мы приезжали - и ты бежал издалека, мурча на весь район, и пока мы разгружали машину, терся то об одного, то о другого, то о третьего... Как ты мурчал! Ты почти не мяукал, но мурчал так громко, так красиво, так тепло.

А как ты приносил и раскладывал на садовом столе мышек, бурундучков и крыс! Хвастался, гордился. Тебя хвалили. Ловил ты и птичек, и ел, и мы тебя не ругали, понимали - это твоя природа, ты не со зла.

А как ты любил лежать в кустах малины! Я тебя там искала и в этот раз, думала, если тебя покусали собаки, то ты придешь лечиться именно туда... Раньше ты лежал там днями все лето, изредка высовываясь на солнышко и греясь, жмурясь. Ты присутствовал на всех наших обедах и ужинах в саду, важно обходя нашу крошечную территорию, запрыгивая с разбега на яблоню, топча мои грядки (за что я тебя ругала, прости меня, кот)...

А как ты принял Игоря! Мы боялись немного - взрослый кот, как-то он воспримет появление маленького несмышленыша, который и за хвостик может взять, и ушки подергать... А ты, ты - мудрый добрый кот, позволял ему все так же, как когда-то позволял двухлетнему Даньке. Игорь обнимал тебя, ложился на тебя, отдыхающего на полу, сверху и обнимал, улыбаясь во все свое детское удовольствие, и ты лежал, придавленный этими 12-ю килограммами, и мурчал, мурчал...

Я могу много, много, много написать про тебя, кот. Как ты, путаясь в своих длинных ногах, учился ловить веревочку. Как принял маленького больного котенка, учил его и воспитывал. Как вообще появился в нашем доме (вот тут радостный и светлый текст, в котором есть и эта история). Я, наверное, буду постепенно дописывать сюда все драгоценное, что мы должны обязательно сохранить про тебя, кот.

Бедный мой, хороший кот, ласковый, пушистый и добрый кот. Мне... Нам будет так тебя не хватать. Мы вообще пока не очень представляем, как мы будем без тебя. Говорят, кошки берут на себя несчастья, которые могли бы произойти с хозяевами. Если так, спасибо тебе, кот. Говорят, у кошек нет души, и они уходят навсегда. Это не так, не может быть так. Говорят, надо как можно быстрее пустить в дом другого кота. Я не знаю, как мы это сможем. Кто может занять твое место, кот? Никто не сможет.

Я сейчас даже заплакать толком не могу. Я любила тебя, кот, и всегда буду любить. Не было раньше и не будет никогда потом такого кота, как ты. Прости нас, кот...


Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

mama_gremlina
Мама Гремлина, Горыныча и Василисы

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow