Василиса - балерина

Посетила утром открытый урок хореографии в младшей группе танцоров. Их там всего семеро, очень камерное и красивое занятие получилось, всем внимания хватает.

Василиса действительно хороша, как и говорила хореограф. Конечно, движения её неуверенные, неточные, и равновесие она теряет, но она очень внимательно следит за движениями хореографа и почти единственная повторяет их не только в точности, но и плавно. И синхронно. А по себе знаю, Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Без эмоций

1 история.
Преподаватель магистерских дисциплин, который после реорганизации кафедр уволился со старой, но в течение двух месяцев не мог устроиться на новую из-за несовпадения расписаний бюрократических кабинетов вуза и своей основной работы и работал бесплатно, проходя в аудитории по временному пропуску, внезапно за день до очередного занятия предупредил заведующего, что передумал и больше не придет на занятия, потому что устал устраиваться.

Заведующий делегировал решение вопроса бывшему заведующему и его бывшему заместителю. Посовещавшись, они решили смириться с ситуацией Collapse )

Ноябрь начался

Выпал и растаял снег. Выпал и лежал два дня с температурой почти минус десять. А потом растаял, и эти плавающие в лужах куски рыхлого льда в сочетании с серым небом и туманом так сильно напомнили апрель, что ощущение весны поселилось и никак не хочет убираться.

Игорь - зеленчатый леопард. А Вася держится. Если так пойдет и дальше, то заболеет она в конце инкубационного, и тогда купленные мной заранее им билеты в театр ею не будут освоены. Игорь-то поправится к той дате, а вот Вася только-только заболеет... Вчера было обрадовались: температура 38 поднялась. А сегодня с утра - никакой температуры, никакого кашля и... никаких ветряночных симптомов.

У Даньки в четверг следующий тур олимпиады ВСОШ. Collapse )

А теперь - ветрррянка!

Ну вот мы и встретились. Снова. Последний раз было десять лет назад. Соскучилась, небось, по нам. А уж мы-то как.

Пока не устоял один. Вторая ходит в сад и разносит там заразу. Спросили, не стоит ли ее тоже того, на дом. Воспитательница сказала, пусть ходит. Она, оказывается, там уже не первая младшая сестра ветряночного брата из старшей группы. Хуже не будет.

А Игорь сегодня уже закосил балет, изостудию и ТРИЗ, завтра пропустит бассейн, и сколько там после ветрянки нельзя в люди? Кажется, это недели на три?..

Эх.

И наконец о книгах

Очень давно не писала про книги, поэтому не осилю развернутый отзыв по каждой, а просто напишу их здесь списком. И если кого-то какая-то заинтересует, буду расширять текст. А вот со следующего месяца постараюсь восстановить традицию полнотекстовых рецензий.

Итак, с... эээ... апреля??? Какой кошмар. Я прочитала следующие книги:

1. Татьяна Соломатина. Вишневая смола. Грустная (но хорошая) книга от автора, прославившегося книгами о медицине
Collapse )

О помощи в трудную минуту

Эпиграф. Умер старик. Но перед тем, как попасть в рай, увидел он всю свою жизнь в виде песчаного берега моря, а на берегу следы ног. Пригляделся и видит, что следы то от одной пары ног, то как будто бы два человека идут рядом. И спросил он у Бога: «Чьи следы рядом с моими?» А Бог ответил: «Это я иду рядом с тобой». Тогда старик присмотрелся получше, и увидел, что в счастливые моменты жизни он шёл рядом с Богом, а в трудные моменты цепочка следов была одна. И спросил старик Бога: «Почему ты покидал меня в трудные моменты жизни?» И ответил ему Бог: «Ты всё неправильно понял, старик. Когда тебе было хорошо, я действительно шёл рядом, а в трудные моменты твоей жизни я брал тебя на руки.»

Когда дела и обязанности вываливаются из расписания, как каша из горшочка, но нет никаких волшебных слов, чтобы остановить эту кашу, и горшочек все варит и варит, а за окном наступила осень, и золото листьев обвалилось и превратилось на земле в ту же самую кашу, и по настоящему хочется только спать, да и этого уже не так и хочется, потому что очень трудно чего-то хотеть Collapse )

Отрезок счастья

Едем к бабушке втроем. В машине. Я за рулем, мелкие в ряд сзади. Василиса ни с того ни с сего говорит (далее триалог):

В: А я была в чужом садике
Я: На чужой площадке?
И: И что ты там делала?
В: Играла
Я: А во что? В прятки?
И: На чужой площадке играла в прятки (с выражением и восторгом)
В: Нет! С лопатой!
Collapse )

Вася учительница

Я проверяю контрольные работы, для этого решаю сама все варианты, чтобы потом сравнивать. Проверив все, собираю контрольные и уношу в сумку, а решенные мной на таких же листах варианты оставляю для рисования Васе. Обратная сторона чистая, но Васю она не интересует. Вася переворачивает листы матрицами вверх и сосредоточенно раскрашивает красной и черной ручкой все нолики. Проверяет. С важным видом.

***
- Мама, смотри.
Смотрю: яблоня, на ней яблоки, под ней тоже, но все - одним желтым карандашом. Не успеваю ничего сказать, как следует продолжение:
- Мама! Яблоки на дереве надо раскрасить желтым. А яблоки под деревом - красным. Понятно?
Учительским таким тоном. Раскрашиваю. Спрашиваю, мол, правильно?
- Правильно! Это твоя учеба!

***
Еще этим вечером я:
- обводила линии, нарисованные Васей
- раскрашивала правильными цветами овощи, нарисованные Васей (она подсказывала, это было сложное задание)
- раскрашивала предметы, находящиеся на заданных местах (например, между двумя другими)

Вася была неутомима и фонтанировала педагогическими идеями. Конечно, подсмотренными ею во время наших с ней уроков с Петерсон или гномами, но если я ее учу, то кто сказал, что нельзя наоборот?

***
Чую, скоро дойдет до рассаженных попарно на открытках резиновых зверей, вызываемых к доске по классному журналу. Я так делала в 6 лет. И теперь у меня растет еще одна училка.

P.S. А мальчики так не делали

Октябрь

Погода - дождь. Дождь сменяется мокрым снегом, потом водяной пылью, она переходит в плотный туман, туман поднимается в небо и конденсируется снова в дождь.

Макс не успел закончить перестройку входной пристройки к дому до дождей. Хорошо, что успел хоть фундамент поставить и "парник" организовать над скелетом будущего помещения. Если бы к началу заморозков мы остались с одной металлической неутепленной дверью на улицу, пришлось бы уезжать жить к маме до окончания работ, которые идут, но как-то совсем не в том темпе, в каком планировалось...

Фургон-каравелла устал и самоубился двигателем. Collapse )

Осень идет

Яркие кроны деревьев тускнеют, ковры на уже не таких зеленых газонах выцветают, как в детстве в старой квартире любимой бабушки, от чего одновременно и уютно, и щемяще грустно, точь-в-точь, как когда приходил к бабушке в гости в её последний год в той квартире.

Идут дожди, и становится все меньше света, а небо почти круглосуточно серое, даже не серое, а бесцветное, как будто никакого неба нет совсем, и там просто пустота, от которой безуспешно пытаются спрятаться крыши высотных домов (им сложнее, они заметнее) и люди под зонтиками (у них есть шанс, они все в черно-сером).

А вы замечали, какие унылые, с погнутыми спицами, рабочие такие зонтики, потрепанные неласковым морским ветром, у петербуржцев, спешащих на работу? Я прошлой пятницей заметила и поняла, что никакие Шербурские зонтики не могли быть придуманы здесь никогда...

И все-таки я ни в коем случае не жалуюсь. На самом деле я счастлива этой осенью. Значительно более, чем прошлой. Я проживаю эту осень как будто две разом: ту я просто вычеркнула из летописи навсегда, и только по фотографиям наших вымученных поездок и записям в журнале я понимаю, что какая-то жизнь была и тогда.

Я счастлива этой осенью. Мне нравятся эти погнутые зонтики, и инфернальная серость небес. Я гуляю с детьми в таком же черно-сером пальто, как все остальные (и ярко рыжем шарфе, впрочем), кормлю их пончиками и боярышником, рассматриваю красивые листья и показываю листопад, особенно тот, что с березовой аллейки в воды Мариентальского пруда, как будто золотые монетки в мультике про Антилопу. Езжу на Сенную площадь и станцию Лесную, рассматриваю по средам императорский Петербург и то, что осталось от трущоб Сенного рынка, а по пятницам заводы и НИИ советских времен, до сих пор как-то фрагментарно, но функционирующие. Вспоминаю полезный навык вовремя закрывать шторы и включать свет во всем доме, чтобы обмануть себя и забыть тот факт, что за окном темнеет в шесть вечера, а рассветает в девять, а скоро будет ещё на четыре часа темнее, и так до февраля. Пытаюсь перенаправить откуда-то взявшуюся творческую энергию, страстно желающую быть направленной на изготовление вкусной еды и прочую женскую созидательную деятельность типа вязаных игрушек или ещё одной шапки к тем двум тысячам шапок, что лежат в коробке с детскими шапками, на созидание в области науки, образования и административных решений, зачастую даже получается.

Очень хочу каждый день писать в журнал, ведь и есть о чем. Но это "есть о чем" занимает почти все время. И это мне нравится.